Название: Где-то в Тунисе
Автор: Роше
Пейринг: вас слишком много, и вас фиг поймешь
Рейтинг: NC-17 ВСЕ-ТАКИ!
Жанр: Слэш, Юмор, Драма, Мистика
Размер: миди
Дискаймер: Да боже ж ты мой, все персонажи выдуманы и не приносят мне дохода. Они все не такие, а Джон Клиз самый не такой из всех из них.
Содержание:Где-то в Тунисе комик-группа Монти Пайтон пытается снять свой фильм "Житие Брайана", попутно стараясь решить такие важные мировые проблемы как любовь к ближнему, вопросы веры и алкоголизм... А вообще-то, нет. Вообще-то, это скорее должно быть так: Где-то в Тунисе комик-группа Монти Пайтон пытается что-то сделать с верой, любовью и алкоголизмом, попутно стараясь как-то снять фильм. Как вы понимаете, времени у них на это почти не остается.

В очередной раз споткнувшись и ударившись мизинцем о какой-то валяющийся на круто поднимающейся дороге камень, Грэм уже даже не закричал, и ни одного бранного слова не вылетело из его рта. Грэм просто поморщился и шагнул дальше, продолжая упорно подниматься на гору, стену, или что это было, кто же разберет эти пыльные развалины. Саша неуклонно шел впереди и вперед, изредка оборачиваясь, чтобы проверить, идет ли Грэм за ним. Наверное, можно было бы назвать это романтичной прогулкой, но, честно говоря, думать об этом не хотелось, и Грэм просто шел, заполняя свою голову мыслями только о том, как бы поставить ногу, не поскользнувшись на влажных камнях. Зачем он согласился пойти и посмотреть на кое-что "абсолютно необыкновенное", Грэм не знал, но, если говорить честно, сейчас его наконец накрыло чувство небывалого спокойствия, так что, поведи его этот чудотворец смотреть на извержение вулкана, Грэм бы только пожал плечами, прихватил бутылку и пошел бы без колебаний и вопросов.
Внезапно Саша резко остановился, осмотрелся по сторонам, сделал пару шагов в сторону, а затем нагнулся и исчез из поля видимости, растворившись в тумане, который заполнял все вокруг, не давая толком ничего рассмотреть.

- Иди сюда! – послышался голос парня откуда-то из тумана.

- Куда? – спросил Грэм, пытаясь сориентироваться.

- Сюда! – сказал Саша и возник из тумана так же неожиданно, как и скрылся до этого в нем. – Аккуратнее, здесь обрыв, садись, спускай ноги, - парень протянул Грэму руку, помогая ему сесть на жесткую, каменистую почву.

- Болтать ногами в тумане – это и есть твое «абсолютно необыкновенное»? – с чуть заметным раздражением и малой толикой разочарования в голосе спросил Грэм, усаживаясь, по ощущениям, в молочный кисель.

- Подожди немного, сейчас туман рассеется, и ты увидишь.

- Ты и туман рассеивать умеешь? – скептически цокнул языком Грэм. – Ну надо же! Надо же…

Грэм замолк на полуслове, потому что туман действительно вдруг начал рассеиваться, словно кто-то сверху направлял на него струю воздуха из огромного фена для волос, а когда последние клочки белесой дымки расползлись по углам мироздания, и ещё невидимое, но по-южному яркое солнце осветило все вокруг, оказалось, что внизу, очень далеко внизу, надо признать, виден весь город, весь этот грязный, великолепный, свободный, закрепощенный, понятный и абсурдный Тунис…

- Потрясающе, - протянул Грэм, завороженный этим зрелищем, а затем потянулся за бутылкой, и сделал пару больших глотков. – Действительно потрясает.

Саша приветливо улыбнулся ему в ответ, а затем, помешкав, спросил:

- Людей и правда больше интересует вино, чем горячий шоколад?

- Это дело вкуса, - ответил Грэм и снова сделал глоток. По-настоящему напиться этим вряд ли удастся, но не трясущиеся руки – это уже роскошный подарок. Странное вино. Опьянения не чувствуется, только легкость в голове.

- Он отвратителен, по-моему, - продолжил Саша. – В лучшем случае кислый, в худшем – горький. Как такое можно предпочесть шоколаду? Не понимаю.

- Видишь ли, - Грэм отставил бутылку, умащивая ее между камнями так, чтобы она не упала. – Вино, как и любой алкоголь, помогает почувствовать себя более расслабленно, отпустить все страхи и просто жить и быть самим собой, а это бесценно, так что многие просто закрывают глаза на его вкус. Впрочем, достаточно большому количеству людей действительно нравится горечь. Как я уже говорил, дело вкуса. А вкусы разные.

- Вы странные, - Саша вздохнул. – Мне всегда было сложно понять людей.

- Мне тоже.

- Правда? – удивленно воскликнул молодой человек.

- Ага. Иначе бы я не пил сегодня, - Грэм улыбнулся, поискал глазами бутылку, но передумал. – Сложный день. И сложная неделя. Да и что уж там, сложная жизнь. Мы снимаем фильм, ты знаешь, да?

- О, да! – оживился Саша.

- Я играю парня, катастрофического неудачника, если так подумать, которому вечно не везет, который постоянно вляпывается в какие-то истории, а на этот раз так его вообще все сочли пророком Господа. В конце фильма его, то есть, меня должны распять, и знаешь что? Вся эта беготня, все эти попытки претвориться ещё большим неудачником, чем я есть, эти сложные взаимоотношения с коллегами по съемке настолько скребут мне по сердцу, что в последнее время я начинаю мечтать о том, чтобы меня распяли, и все это наконец прекратилось.

- Я могу тебя понять! – с чувством ответил парень. – У меня была похожая ситуация!

- Правда?

- Да! Лучше прибейте меня гвоздями к столбу, только не мучайте больше! Хватит, пожалуйста, я не могу взять в толк, я не знаю, что вы от меня хотите, потому что, когда я делаю то, о чем вы просите, оказывается, что вы этого вовсе не хотели! Неужели людям так сложно понять их собственные желания?!

- Именно, - подтвердил Грэм и тяжело вздохнул. – Людям сложно понять то, чего они хотят. Поэтому они мечутся, бросаются из стороны в сторону, замирают на полпути и оставляют на середине дороги тех, с кем они шли рядом… Извини, - Грэм вдруг перестал рассматривать город, лежащий внизу, и повернулся лицом к парню. – Это довольно странно, я имею ввиду, ты меня совсем не знаешь, но мне бы хотелось узнать твое мнение. Как ты думаешь, меня невозможно любить?

- Любовь – это свойство всех живых организмов. Могу сказать тебе точно, даже морской огурец бывает влюблен, а людям и подавно пристало любить и быть любимым. И, извини, никто не уникален настолько, чтобы избежать любви. Так что нет, тебя не невозможно любить.

- Тогда почему люди, которые говорят, что любят, уходят из моей жизни, оставив меня стоять на дороге, растерянным, не понимающим ни черта?

- Ты же сам сказал, - Саша вдруг поднялся. – Люди сами не понимают, чего они хотят. Сегодня им кажется одно, завтра – другое.

- А послезавтра они начнут воображать себя морскими огурцами.

- О! Я понял! Я понял! - парень хлопнул в ладоши. – Юмор, да?

- Да, - прикрыв лицо руками и давясь смехом, ответил Грэм.

- Отлично! Я адаптируюсь!

- Безусловно. Ещё пару недель в моем обществе и ты научишься отличать газетные статьи от анекдотов. Гарантирую.

- Отлично!

Саша замолчал, а потом развернулся и без объяснений медленно пошел от края обрыва к тропинке, которая вела вниз. Грэм поднялся и последовал за ним, нагнав его через несколько шагов. Несколько минут они шли молча, рассматривая окрашивающиеся в розоватый оттенок деревья, камни, песок - все вокруг – тот же розовый оттенок, который образовывался в стакане под руками этого странного парня, который идет сейчас рядом и улыбается неизвестно чему. Главное теперь, чтобы темно-красное марево не пришло следующим.

- Я любил одного человека, - вдруг начал Грэм, пугаясь своих собственных слов и той темы, на которую он собрался говорить. – Мы договорились, что поживем вместе немного, просто подурачимся, поиграем в близкие отношения, ничего серьёзного, а потом, если все пойдет хорошо, создадим уже настоящую семью. И все, правда, было хорошо. Нам было хорошо. Я уверен, ему, я имею ввиду, этому человеку было со мной хорошо точно так же, как и мне с ним! Я видел это в его глазах – отражение моего собственного счастья в его душе, и я и думать нем мог, что в какой-то день он встанет передо мной, обнимет в последний раз, скажет, что баловство пора прекратить, и уйдет к другому человеку, более подходящему. И вот теперь я не знаю, кто дурак – то ли я с моим нежеланием поверить в то, что ему было со мной плохо, то ли он – с его стремлением сделать все как надо, бросая меня, потому что я не подходящий, я не то, что одобрят его родители или общество, я совсем не то, чего желает мать своему сыну…

Грэм замолк, осознавая, что только что сказал, и остановился, закрыв лицо руками, а когда нашел в себе силы убрать руки, увидел, что Саша стоит рядом, а на лице его все то же благодушное выражение и улыбка.

- Мне кажется, тебе не со мной нужно об этом разговаривать а с тем человеком, про которого ты говоришь, - еще немного помолчав, сказал парень.

Грэм машинально кивнул, нахмурив брови, а затем спросил:

- Ты не гомофоб?

- Чего? – переспросил Саша с каким-то неповторимым деревенским выговором.

- Ну, - Грэм неопределенно махнул рукой, - Гомофобы не любят, когда мужчина любит мужчину, а женщина любит женщину, считают, что любить свой пол неестественно.

- А кто их заставляет любить свой пол? – парень удивленно заморгал.

- Вообще-то, никто. Они сами не вступают в любовную связь со своим полом, они просто не любят, когда другие так делают.

- А… Ясно. Нет, погоди, я не понимаю. Если кто-то полюбит кого-то своего пола, то они начнут доставлять неприятности этим гомофобам, ммм, убивать, унижать и что-то в этом роде?

- Нет!

- А. Я понял! – улыбка Саши стала шире. – Это тоже какой-то юмор, да? Я, правда, вообще не вижу в нем ничего смешного, но я научусь!

- Нет же! – Грэм всплесну руками. – В этом нет юмора! Это очень серьёзная проблема современного общества!

- Ты меня разыгрываешь? – парень посмотрел на Грэма исподлобья. – Как может быть серьёзной проблемой выдумывание проблем?

- Ты меня не понял!

- Хорошо! Давай начнем сначала!

- Так. Хорошо. Вот смотри. Допустим…


Огромное солнце вставало, напоминая о том, что скоро начнется жаркий день, проснется все живое, чтобы начать свое медленное движение в тень, туда, где кожа имеет шансы не превратится в старый пергамент, туда, где этим днем ещё будет жизнь. Но до полудня далеко, и пока на жухлой траве ещё есть роса, поблескивающая каплями хрусталя и зеленым бутылочным стеклом, а люди могут, не таясь, идти по кажущейся им бесконечной дороге, которой хватит на всех. Но мы-то знаем, что любая дорога должна где-то закончиться.

@темы: Fanfic, Graham Chapman