Название: Где-то в Тунисе
Автор: Роше
Пейринг: вас слишком много, и вас фиг поймешь
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слэш, Юмор, Драма, Мистика
Размер: миди
Дискаймер: Да боже ж ты мой, все персонажи выдуманы и не приносят мне дохода. Они все не такие, а Джон Клиз самый не такой из всех из них.
Содержание:Где-то в Тунисе комик-группа Монти Пайтон пытается что-то сделать с верой, любовью и алкоголизмом, попутно стараясь как-то снять фильм. Как вы понимаете, времени у них на это почти не остается.


В полусне Эрик долго ворочался, пытаясь выбраться из кокона одеяла, и в конце концов скинул его на пол, счастливо растянувшись на кровати голышом, чувствуя, как по горячей спине проходится тонкая струйка холодного воздуха, доставляя ни с чем не сравнимое наслаждение. Эрик вытянул руку, наткнулся на что-то и поднял голову, чтобы взглянуть – на соседней подушке лежал изрядно помятый листок бумаги с выведенными ровным почерком буквами:

Надеюсь, ты понимаешь, что все, что произошло сегодня ночью в этой комнате, никогда не должно выйти за ее пределы?

P.S.
Хочу отметить, что целоваться полез не я.


- Зараза, - процедил сквозь зубы Эрик и вновь упал лицом в подушку. Что его разбудило, он и сам не знал, в полусне ему послышался не то стук с силой закрывающейся двери, не то звук упавшего на пол тяжелого предмета, но ведь… Эрик подтянулся к тумбочке и посмотрел на свои наручные часы, стараясь в темноте разглядеть циферблат… половина пятого утра! Эрик застонал и намотал часть одеяла на голову, пытаясь отстраниться от суматошного мира, но тут из-за двери, ведущий в коридор отеля, послышался громкий, очень громкий и очень знакомый голос. Эрик как ужаленный подскочил в постели, выпутываясь на лету из одеяла, и спешно начал искать свою одежду. Если Джон так кричит, значит, случилось что-то действительно серьёзное.


Гиллиаму не спалось. Он никак не мог выкинуть из головы идею о шлепанце и поэтому, сидя на кровати в одной футболке, не подходящей ему по размеру и смахивавшей больше на простыню с рукавами, старательно, высунув кончик языка, вырисовывал раскадровку уже на пятом или шестом листе бумаги. Шлепанец выходил несколько маниакальным, с выпученными глазами и кривоватой улыбкой, но в целом производил впечатление интригующее, а значит, был вполне перспективным персонажем. И вот, когда Гиллиам уже вырисовывал шлепанцу подружку, ещё не определившись, должен ли это быть лаковый красный туфель на шпильке со стервозным характером или простенькая босоножка со слегка поехавшей от свободы крышей, как вдруг услышал громкий хлопок. Поведя затекшими плечами, Гиллиам переменил позу и прислушался, но ничего не происходило, и он вновь прикоснулся карандашом к бумаге, как вдруг из коридора отчетливо раздалось…


- Твою мать! – Джон стоял возле двери, ведущей в номер Грэма, энергично жестикулируя. – Твою ж мать, Грэм, дверь твоего номера открыта нараспашку! Ты видишь?!

- Я вижу, - спокойно ответил Грэм, инстинктивно отступая на полшага назад, когда Джон выходил из себя, лучше было дать ему пространство. – Не стоило из-за того, что она открыта, хлопать ею так, что посыпалась штукатурка. Сейчас, наверняка, сюда придут все недовольные постояльцы.

- Да срать я хотел! – не снижая голоса, продолжил Джон, делая шаг вперед. – Срать я хотел, кто сюда сейчас придет! Пусть хоть сам Иисус Христос! Ты понимаешь вообще, что происходит?!

- Ты бесишься, - флегматично заметил Грэм.

- Да, я бешусь! И знаешь почему?

- Не знаю, - пожал плечами Грэм.

- Потому что я проснулся, решил зайти к тебе и проверить, все ли у тебя в порядке, а у тебя открыта дверь и тебя самого нет. Что я должен был подумать?

- Что я вышел покурить и забыл запереть дверь? Что я в принципе не вижу смысла запирать дверь? – Грэм отступил ещё на полшага, чувствуя, что если не сделает этого, то получит по лицу, может, и не прицельным ударом в нос, но, вполне возможно, что активная жестикуляция Джона заденет его вскользь, оставив пару синяков. – Какого черта вообще проверять по ночам, в порядке ли я?

- Я за тебя беспокоюсь! – Джон замер, сдвинув брови. – Неужели этого не понятно?

- Мне не понятно, - Грэм обернулся и бросил взгляд на Сашу, стоящего рядом, тот приветливо улыбнулся в ответ, и Грэм вновь повернулся к Джону. – Я не понимаю, какого черта ты обо мне печешься. Ты мне не нянька.

- Я твой друг! – Джон возмущенно махнул головой, словно отгоняя мух.

Из двери, позади того места, где стоял Джон, выполз Эрик, взъерошенный, с кругами под глазами и испуганным выражением лица, заметив разгорающийся посередине коридора скандал, он замер на месте, сонно моргая, переступая босыми ногами на холодном полу.

Грэм опустил голову и потер лицо руками, поведение Джона сейчас уже не вызывало обычную усталость, а раздражало, боломутя в душе обиду и злость.

Джон не обернулся назад, даже когда Эрик со звонким эхом чихнул прикрываясь ладонями, а наоборот вдруг вперил взгляд темных глаз в Сашу, стоящего сейчас рядом с Грэмом.

- Где ты был? – спросил Джон, вновь переведя взгляд на Грэма.

- Я гулял.

- Где?

- Не далеко от отеля.

- Ты хоть понимаешь, что это небезопасно? Что у тебя за дурацкая привычка влипать в неприятности?

- Да не было никаких неприятностей, мы пошли в какое-то местное кафе, выпили немного, а потом… потом… - Грэм попытался сформулировать, как назвать все то, чем они с Сашей занимались сегодняшней ночью, но вдруг понял, что никто не поймет и не поверит ни в историю с превращением воды в вино, ни в то, что он, ненормальный псих, гей и алкоголик, ночью с каким-то парнем просто пошел смотреть на город с высоты птичьего полета. – Потом мы просто разговаривали, идя домой. Вот и все.

- Так. – Джон внезапно принял спокойный вид, сложив руки на груди, но Грэм знал, что это спокойствие обманчиво. – Ты хоть понимаешь, как это безответственно? Извини, парень, но ты сам понимаешь, - вдруг обратился Джон к Саше, а затем снова повернулся к Грэму. – Ты не знаешь этого парня, он, может, местный, а здесь проблемы со здравоохранением, так что, тебе крупно повезет, если по возвращению в Англию не окажется, что ты подцепил какую-нибудь дрянь.

- Я и не думал, что ты поймешь, - сухо и коротко ответил Грэм, выслушав длинную тираду Джона, а затем сделал пару шагов ему навстречу и попытался пройти в свой номер.

- Так дай мне тебя понять! – воскликнул Джон, перегораживая ему путь рукой.

В этот момент из двери напротив выскользнул похожий на приведение в развивающемся саване Гиллиам и замер, понимая, что происходит что-то, чему не стоит мешать, покусывая кончик карандаша, который он все ещё держал в руке.

- Ты не сможешь понять, - Грэм посмотрел в глаза Джона сверху вниз, чувствуя, как ему хочется сейчас сделать ему больно. – Ты вообще не в состоянии понять очевидных и простых вещей. В этом я уже имел честь убедиться. Дай пройти.

Грэм отпихнул от себя руку Джона и, пройдя в свой номер, захлопнул за собой дверь.

- Гребаный засранец! – Джон ударил кулаком в закрывшуюся дверь. – Я хочу, чтобы тебе было лучше!... Что? Что вы все здесь собрались?! – Джон окинул взглядом замерших у дверей своих номеров людей. – На работе цирка не хватает? Расходитесь!

И Джон, ещё раз ударив в дверь Грэма кулаком, развернулся и, сделав пару шагов, скрылся за дверью своего номера.

- Так, - Терри Джонс выполз из своего номера, потирая глаза рукой, и окинул недобрым взглядом всех оставшихся. – Господа, скажите, кто-то из вас вообще собирается работать над фильмом? Кто-то из вас, кроме меня, работает?

- Ну, я, - робко поднял руку, стоящий рядом с ним Гиллиам.

- Над фильмом? – язвительно уточнил у него Терри.

- Э, вообще-то нет, - отрицательно покачал тот головой и опустил руку.

- Вот тогда замолчи и иди спать. Остальных это тоже касается! Если больше никто не хочет поорать, то я бы хотел выспаться! Если вы все не против, конечно!

Никто не был против и разношерстная компания невольных слушателей и более вольных зрителей произошедшего здесь действа, начала разбредаться кто куда. Первым скрылся из виду, словно испарился, никто не заметил, как он ушел, Саша, не оставив после себя даже звука удаляющихся шагов; вторым втянулся в свой номер Эрик, не забыв, однако, зачем-то повесить на дверь табличку «Не беспокоить!»; потом зашел обратно в свою комнату надеющийся выспаться Терри; ну и последним, тяжело вздохнув и почесав карандашом в затылке, был Гиллиам, ушедший в свой номер с какими-то неясными мыслями, которые срочно нужно было записать.


Джон прошел вглубь своих апартаментов и присел на кровать. Майкл, сидевший там, положил ему голову на плечо и спросил:

- Ну что ты на него так кричишь? Ты ведь и правда не обязан следить за каждым его шагом, он ведь взрослый мужчина.

- Он не взрослый, и никогда им не был, он не может прожить и суток, чтобы не сделать какой-нибудь необдуманный шаг, ведущий к пропасти, - Джон сокрушенно покачал головой. – Слушай, извини, я… у нас был такой доверительный разговор, а я сорвался с места как ненормальный, когда услышал его голос, и все, кажется, испортил.

- О, нет, нет, все хорошо. Я просто не понимаю, почему ты о нем так печешься.

Джон вздохнул, а затем через силу продолжил:

- Мы встречались когда-то. Ничего особенного, только поцелуи, но он, кажется, слишком серьёзно это воспринял, и был очень огорчен, когда я сказал, что женюсь. С тех пор я чувствую себя немного виноватым и стараюсь заботиться о Грэме по мере моих сил.

- Вы что? – глаза Майкла округлились от удивления. – Встречались?

- Извини, наверное, это шокирует.

- Немного, просто это неожиданно, никогда бы не подумал!

На какое-то мгновение Джону показалось, что в голосе Майкла прозвучала какая-то фальшивая нотка, но он списал это на то, что сегодня все ему кажется подозрительным. Просто день такой.

- В любом случае, что было, то прошло, - улыбнулся ему Джон, а затем, помедлив, спросил: - Майкл, скажи, зачем это тебе? Зачем тебе я?

- Ну, - Майкл сощурился, словно кот на солнцепеке, - Это глупо, но с тобой я чувствую себя настоящим. Знаешь, все эти роли, все эти люди… Я так привык к ним, к их счастливому идиотизму, что мне все чаще кажется, что только играя, я чувствую себя живым. А с тобой, я либо слишком хорошо играю, либо действительно живу.

Джон тяжело вздохнул в ответ и прижал голову Майкла к своей груди, обняв его за плечи руками, стараясь защитить от мира, о котором тот только что рассказал. Джон не видел этого, но Майкл, прижимаясь к нему, улыбался.

@темы: Eric Idle, Fanfic, Graham Chapman, John Cleese, Michael Palin, Slash, Terry Gilliam, Terry Jones